1. Смешиваете ли вы цвета для получения необходимого вам цвета или предпочитаете использовать уже существующие цвета в палитре?
Конечно, я использую краски, уже существующие в палитре. Но более осмысленный процесс происходит при самостоятельном смешивании. Наши отечественные краски (и не только наши) вполне позволяют это сделать.

2. В какой технике предпочитаете работать?
В технике акварельной живописи. Тут ответить можно только обобщенно.

3. Какая книга (может быть об искусстве или просто художественное произведение) вдохновляет вас или вспоминается в процессе рисования?
Насчет художественного произведения – наверное, нет такого. Я ставлю музыку, потому что она меняет немного настроение. А книга… Я мало читаю художественной литературы и много не-беллетристики. Ну вот, Фрэнк Бренгвин – в истории изобразительного искусства это одно время, наверное, с такими художниками, как Джеймс Уистлер, Уинслоу Хомер, Джон Сингер Сарджент). Вот, время от времени я ее вспоминаю.

4. Сергей, в каком месте Земного шара вы хотели бы побывать, чтобы нарисовать там море?
В любом. Потому что жизнь коротка, и рассуждение обманчиво.
У меня есть одна верная зрительница, которая живет в городе Ушуая (Ushuaia). Это на острове Огненная Земля, южнее Чили, рядом с Антарктидой. Я недавно узнал, что у них есть некий круг акварелистов, акварельное общество. У них проходят выставки, мероприятия… Где-то на краю Земли…
Вот, Огненная Земля, наверное.

5. Сергей, что важнее для вас: небо или море? И почему?
Не могу сказать. В зависимости от настроения, про что я хочу высказаться.

6. Скажите, Сергей, как можно стать вашим учеником и возможно ли это из другой страны?
Если онлайн – то можно.

7. Что для вас быть художником?
Самый общий вопрос и самый, наверное, трудный.
Что? Как написано у меня на сайте, акварель для меня – испытание сил, азарт и отдых. Художник – он во всем дилетант. Есть такие люди, квантовые физики или врачи, например – им нельзя быть дилетантами. А художник может и должен. Если я не пробую, то не испытываю новый опыт, что-то новое по-влажному, по-сухому… Художник – это такой вот первопроходец, как бы громко это ни звучало.
В добавок к азарту и отдыху – еще быть без предпочтений и бесстрашным.

8. Сергей, почему море стало главным героем ваших работ?
Я родился в Западной Сибири, а с года своей жизни я непрерывно жил где-нибудь рядом с морем, с водой. Вот потому.

9. Что вы делаете, когда возникает ощущение, что все уже написано, что все уже было? Где ищете новое? Если такое бывает.
Я тяжело переживаю это ощущение, что все уже написано. Самый трудный конкурент для автора – это он сам. По одной простой причине – только Господь Бог может сделать бывшее не бывшим… Я уже написал вот это, это и это. И у меня получилось. Или нет…
Если я иду проторенной дорожкой, мне приходится конкурировать с самими собой пяти- или шестилетней давности. А там – может у меня какое увлечение было тогда, или напиток я попробовал. Мало ли, что повлияло тогда.
Это очень тяжелое ощущение. Был опыт, когда я 5 лет подряд участвовал в одной регулярной ежегодной петербургской выставке. Ровно потому, что от меня уже ждали картинку, которая народу нравилась. И я не мог сделать шаг влево, шаг вправо… Лучше я буду без конкуренции с самим собой.
Где ищу новое? В любом месте. В электричке сидел, оставил следы от ботинок – посмотрел: как красиво!

10. Сергей, что на ваш взгляд является неприемлемым в акварели?
Да все приемлемо.
Ну, разве что вряд ли приемлемо – это репродуктивное отношение. Взял с фотографии, и красишь, переписываешь. Я смысл не понимаю. Причем, это не только к акварели относится. Есть «акварельный рендеринг» и есть акварель. Это когда прекрасное владение техникой, ты можешь сделать, что угодно – это сделано в технике акварели. А есть – акварель. А когда «это сделано в технике», то это может быть сделано и в технике акрила, масла и т.п.
Неприемлем повтор фото-приемов, еще каких-то приемов, где акварель – это просто “удобнее”. Но только не понятно, зачем тратить жизнь на такое.

11. Гоген говорил: «Я закрываю глаза, чтобы видеть…» Сергей тоже пишет по воображению. Мой вопрос: «как вы видите, что писать? Это из памяти, или придумываете, или тоже закрываете глаза, чтобы видеть?

Не закрываю глаза.
Долгое время мои мастер-классы носили название «Память. Представление. Импровизация».
Все знают, как написать домик, принцессу и т.д. Память – мы ведь ничего не забываем, только нужен алгоритм, чтобы извлечь это из памяти. Нужно сильное впечатление, посыл, импульс – как красиво светило солнце сквозь облака, как легла тень где-то. Запоминаешь. Если не запомнил, смотришь еще, если нельзя посмотреть – ищешь фотографию или реальность.
Плюс нужен некоторый тренинг. Архитектурное образование тренирует взгляд на то, чего еще не было, на представление, визуализацию. Которые нужно хотя бы на уровне наброска показать заказчику. В этом смысле нас хорошо тренировали.
То, что очень нравится, оно хорошо реализуется по памяти и представлению.
Вижу разными способами, и не всегда закрываю глаза.

12. Почему акварель, а не масло?
Так вышло – по ходу жизни…

13. Ваш любимый художник?
Из древних – это Сарджент, Бренгвин, Уинслоу Хомер, Хоакин Соролья.
Также я дошел до счастливого момента, когда я просто лично знаком с очень уважаемыми мной, почитаемыми художниками современности. Могу назвать – это Станислав Золадз, Эндре Пеновац (гений, просто гений), Джозеф Збуквич. Я всегда слежу, что они делают, они меня вдохновляют.

14. Случалось, ли такое, что вы свои работы посвящали кому-то?
Да. Я писал портрет своего сына, несколько раз – своей жены. Я писал свою кошку. Я был к ней очень привязан. У нас было 2 кошки, одна прожила лет пять, а вторая – 17 лет. У меня есть работа одна, называется «Хранительница наших снов». Так что, да, посвящал.